Palepurpur.ru

Palepurpur.ru - народный сайт

Валериан Вадимович Величко

Валериан Вадимович Величко (1874—1956)— московский врач, коллекционер, даритель.

Содержание

Семья

Родился 9 января 1874 года в семье московского нотариуса и был пятым ребёнком. Отец, Вадим Кириллович Величко — коллежский нотариус.
Шестеро детей Вадима Кирилловича и Клавдии Ивановны Живаго: Сергей (1866—1947), Мария (1867—1938), Зоя (1869—1959), Юрий (1872—1919), Валериан (1874—1956) и Наталья (1879—1953) жили интересной и насыщенной жизнью в доме № 16 в Большом Спасском переулке, бывшем доме М. С. Щепкина. Дом был выкуплен Вадимом Кирилловичем Величко.

Сергей Вадимович Величко — старший сын в семье Величко. Родился 30 января 1866 года. Окончил Физико-математический факультет Московского университета; математик. Являлся членом четвёртой Государственной Думы (с 15 ноября 1914 г. — 25 февраля 1917 г.). Бывший земский начальник, а затем член губернского присутствия Лубенского уезда. Помещик Лубенского уезда — 246 десятин.

В феврале 1933 года был арестован по делу священников Николая Николаевича Соколова и Д. Ф. Ярре за «систематическую а/с агитацию». Содержался в Бутырской тюрьме. Освобожден 2 апреля 1933 года. Был дружен с семьей умершего священника Николая Николаевича Соколова (сын с женой, сестра, брат, племянники), со священниками А. А. Зверевым и Н. П. Смирновым.
В деле С. В. Величко из Центрального архива ФСБ РФ указано, что момент ареста «без определенных занятий», на самом деле — переводчик, а до этого — агент по разбору претензий в Отделе сборов в НКПС.

Образование

Первоначальное образование Валериан Вадимович получил в домашней обстановке, а затем поступил в Московскую классическую гимназию, «после окончания которой, поступил в Императорский Московский Университет в 1893 году на естественное отделение Физико-механического факультета, (sic!) который окончил в 1897 году с дипломом I степени и … поступил на 3-й курс медицинского факультета, который окончил в 1901 году» — пишет Величко в своей автобиографии.

В доказательство этих слов в архиве доктора Величко сохранились два диплома Императорского Московского Университета. Один из них подтверждает, что после испытаний (экзаменов) «в Медицинской Испытательной Комиссии при Императорском Московском Университете» по основным медицинским дисциплинам, показав отличные знания, «г. Величко 16 октября 1901 года удостоен степени лекаря, со всеми правами и преимуществами» .

Служебная деятельность

После окончания университета «лекарь Величко» получил место ординатора в Институте для лечения опухолей имени Морозовых (ныне Московский Научно-исследовательский онкологический Институт имени П. А. Герцена) — это первое онкологическое учреждение в России, основано в 1898 г. по инициативе выдающегося хирурга, профессора Московского университета Л. Л. Левшина и его ученика профессора В. М. Зыкова.

Там В. В. Величко проработал до августа 1902 года, когда был призван в армию как младший врач 3-го запаса Кавалергардского полка. Вернувшись со службы, в ноябре 1903 года Величко устроился экспертом в Мариинскую больницу для бедных (Московский туберкулезный Институт с 1918 г., ныне Научно-исследовательский институт фтизиопульмонологии Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова), которая была построена на средства Московского присутствия Опекунского совета учреждений императрицы Марии Фёдоровны

Но уже в 1905 году Величко был вновь мобилизован на Русско-японскую войну и назначен врачом 40-го военно-санитарного поезда.

В 1906 году он возвращается в Москву и с 25 сентября устраивается на работу в Старо-Екатерининскую больницу.

«По своей специальности (В. В. Величко) вызывается к больным для подачи экстренной медицинской помощи во всякое время дня и ночи» .

Во время войны с Германией (Первая мировая война) большинство активных врачей призывались на военную службу, так произошло и с В. В. Величко. Записи в учетно-воинском билете свидетельствуют, что после призыва 16 июля 1914 на Первую мировую войну его назначили сначала «младшим врачом перевязочного отряда 3-ей гренадерской дивизии города Москвы» (это подтверждают призывной лист и две справки от 22 декабря 1914 года и 13 февраля 1915 года). Интересен тот факт, что в архиве сохранилась телеграмма главного врача перевязочного отряда доктора Ливанова в ответ на запрос Великой княгини Елизаветы Федоровны о судьбе В. В. Величко. Сообщается, что он «здоров и работает беспрерывно с самоотвержением во вверенном мне отряде».

В конце октября 1915 года Величко перевели в 323-й полевой запасной госпиталь в качестве старшего ординатора. В архиве сохранился приказ, в котором главный врач запасного госпиталя, статский советник Кудряшов выражает искреннюю благодарность доктору, в таких словах: «С чувством сожаления, расставаясь со старшим ординатором, лекарем Величко, я считаю долгом выразить ему на прощание свою искреннюю благодарность за ревностное отношение его к своим служебным обязанностям, крайне внимательное и гуманное — к больным, истинное товарищеское — к сослуживцам, доброе и разумное — к подчиненным. Работа лекаря Величко протекала совершенно тихо, но весьма продуктивно. Одним словом за сравнительно короткое время лекарь Величко оставил после себя самые лучшие воспоминания. Желаю ему движения вперед, а потому хорошего здоровья».

Во время переезда на 4 дня он останавливался в гостинице города Юрьев, где возможно посетил своих родственников Удо Георгиевича Иваск и его жену Анну Александровну Иваск.

С июля 1916 года он работает в Виленском военном госпитале в Москве (находившемся тогда недалеко от Серпуховской площади), где из-за бюрократических ошибок в документах, Валериана Вадимовича назначали на должность ниже — младшим ординатором. И только благодаря настойчивой переписке с начальством через год эта несправедливость была исправлена.

В течение 1917—1918 года он был дежурным по военному госпиталю на Никитской улице в Москве, который располагался в Первую мировую войну в московской консерватории имени П. И. Чайковского.

Только с 25 сентября 1918 года Величко вновь состоит на службе в [1]

В архиве сохранились пропуска для входа на территорию Кремля с 9 марта 1918 по май 1922 года, выдававшиеся каждый месяц. Известно, что в 1924 году Валериан Вадимович преподавал фармакологию в Фельдшерско-Акушерском техникуме имени Н. К. Ульяновой-Крупской, который входил в состав бывшей Старо-Екатерининской больницы.
Как минимум до 1942 года Величко работает в качестве врача в поликлинике № 11 им. Б. Ю. Стурцеля при Московском областном клиническом институте (ныне МОНИКИ). Документами о более позднем периоде его жизни архив рода Величко не располагает, но благодаря существующей информации понятно, что Валериан Вадимович прослужил в Старо-Екатерининской больнице на благо города и её жителей почти 50 лет.

Валериан Вадимович начал работать в этом учреждении с 1906 года. Информация о враче была найдена в юбилейном сборнике больницы за 1929 года, который посвящен 150-летию этого старейшего медицинского учреждения Москвы.

Личные качества Валериана Величко

Величко был врач-терапевт и славился как прекрасный диагностик, покоряя своей исключительной внимательностью к каждому больному. Человеческие качества и врачебные достоинства Валериана Вадимовича проявлялись в его врачебной деятельности. Помимо больничного приема многих больных он принимал на дому, двери теперь уже «Дома Величко» были открыты для всех. Как все старые русские врачи, он был универсалом и ставил диагнозы без ошибок. У него была масса постоянных клиентов, которые верили только ему. В тесном коридоре его особняка вдоль стен сидело человек 15-20, а во дворе всегда стояло такси, чтобы вести его к больному. Он принимал больных целый день и обедать садился только в девять вечера, даже когда стал пенсионером. Как врач он был популярен не только среди простого народа, особым доверием он пользовался среди артистов, художников, литераторов и всех других деятелей культуры и искусства. Это объясняется тем, что Валериан Вадимович был известен в Москве не только как врач, но и в качестве профессионального коллекционера, тонкого знатока и любителя всей русской старины. Благодарные пациенты писали ему множество писем в течение долгих лет с сердечной благодарностью за заботу, «сердечное утешение, любовь и сострадание». А также, в каждом письме обнаруживаются просьбы о совете и рецепте от мудрого и опытного врача, с просьбой навестить своих больных. По воспоминаниям Николая Кирилловича Величко — племянника Валериана Вадимовича, в их доме часто жили дети, которых доктор брал из больницы и одновременно лечил и подкармливал в тяжелые 20-30-е годы. После гражданской войны он приютил в своей семье двух сироток, одной из них была воспитанница Антонина А.Лихачева, которая работала потом библиотекарем в РГБ. Его медицинская практика, его собирательские интересы и общая высокая культура всей семьи привлекали в дом Величко широкий и разнообразный круг людей. Здесь бывали известные художники — В. М. Васнецов, М. В. Нестеров, П. Д. Корин, Н. В. Кузьмин, Т. А. Маврина, В. В. Рождественский; артисты — Н. И. Музиль, В. Н. Рыжова, певица Е. Д. Кругликова, многие писатели и поэты, историки и реставраторы — всех перечислить невозможно. Дом Величко, подобно дому Щепкина в прошлом столетии, славился гостеприимством, душевностью, культурой и интересными встречами.

Дом Валериана Величко — Большой Спасский переулок дом 16 (не сохранился)

Так же, как его сестры Зоя и Наташа и брат Сергей — член четвёртой Государственной Думы, по словам Николая Кирилловича Величко(наследник В. В. Величко), Валериан Вадимович не завел семьи и детей, долгие годы все они жили вместе в большом родительском доме в Большом Спасском, который гостеприимно принял в 20-е годы двух девочек из Поволжья, ставших воспитанницами Валериана Вадимовича, одна из них, Тоня, Антонина Алексеевна, проживала в этом доме до 1975 года и умерла в доме Николая Величко, племянника Доктора (так звали Валериана Вадимовича его близкие и знакомые) в 1986 году, а вторая — Клавдия Николаевна Литвинова (в замужестве) — вместе со своим мужем Николаем Владимировичем, ведущим детских передач на радио, занимала две большие комнаты дома.

В доме Величко постоянно толпились люди. Величко был известен не только как врач, в числе пациентов которого были и богомольные старушки, и представители артистической среды, и знатоки и любители старины (как реставратор Екатерина Петровна Брягина, например), но и как собиратель — среди любителей старины и «знатоков» всего, с ней связанного.

Ещё при жизни врача его квартиру посещала художница Татьяна Алексеевна Маврина, которая также начала собирать произведения древнерусского искусства. О своем первом знакомстве с Валерианом Вадимовичем она пишет: «Большую роль в нашем собирательстве сыграло знакомство с доктором-коллекционером В. В. Величко. Познакомил нас с ним П. Д. Эттингер в 1939 году. Жил он от нас недалеко, за Центральным рынком, на горе. Идти по деревянной лестнице с перилами по старинке (сейчас таких лестниц в Москве не встретишь). Дом деревянный, типичный для середины XIX в., широкий, вместительный, с мезонином. Когда-то принадлежал знаменитому актеру Щепкину, „знаменитому на всю Россию городничему“. Бывали там и Гоголь, и Белинский, и Афанасьев. Приходили туда охотно и художники.

Дом этот более чем интересный, своего рода музей, „лавка древностей“, если вспомнить Диккенса. Было такое впечатление, что его не ремонтировали со времен Щепкина. На косяках дверей выжжены свечкой кресты от „нечистой силы“. Над дверями полукруглые окна, старинная мебель и все завалено книгами, начиная от входной двери с „музейной“ медной ручкой. По стенам коридора висели картины в тяжелых золоченых рамках, в комнатах — старорусские иконы, не темные для моления, но уже расчищенные, цветные. Те же иконы, которые негде было повесить, лежали в штабелях в дальней комнате от пола до потолка. А на стене громадная репродукция „Мадонна“ Рафаэля в чёрной рамке в рост. Каждая икона была аккуратно завернута в газету и перевязана накрест бечевкой». (Маврина Т. А. Наша коллекция. — в кн.: Памятники культуры. Новые открытия. — 1979. — с. 391—408.).
Вот как описывает Наталья Семпер-Соколова в своих воспоминаниях дом известного врача. «Квартира Величко — настоящий лабиринт, можно заблудиться в узких проходах между шкафами и стеллажами, набитыми книгами: потрепанные бумажные корешки, потускневшее золото обрезов, кожаные переплеты, — хотя никто из Величко не был ученым, это была норма в жилище интеллигентной московской семьи. Протиснувшись, гость попадает в центр лабиринта — большую, но не менее тесную столовую. В середине окруженный шкафами квадратный стол со своими шестью солидными старинными стульями, покрыт скатертью, никаких клеенок! Коллекция редких чашек не за стеклом, а на столе, из них пьют каждый день сами и подают гостям без разбора. Невозможно описать „10 000 вещей“ на этажерках, полках и полочках, цветы на окнах, картины и все остальное. Последние носители старорусского духа, московских традиций в 1932 году».

Собирательная деятельность Валериана Величко


Служба занимала у Валериана Вадимовича немало времени, но все свое свободное время он посвящал рачительно собираемой коллекции — «собиранию дома», как говорили раньше. Величко был носителем идей среднего русского дворянства, их независимого, обособленного от имперской власти существования, где помещики жили в единении со своими крестьянами.
Вот так описывает своего наставника Алексей Глебович Смирнов: «Внешне он был изящный европейский старик среднего роста с усами, в чёрном пиджаке, серой вязаной жилетке и в чёрном галстуке с жемчужной заколкой. Похож он был и на Ромена Роллана, и на других европейских интеллигентов его поколения. Внешность он имел скорее петербургско-европейскую, а не московскую».
Начав с чисто литературной темы «Щепкин и Пушкин», доктор в 1930—1940-е гг. уже был обладателем несколько профессионально подобранных систематических коллекций — книги по отдельным направлениям, иконы, гравюры, картины знаменитых мастеров, изделия из фарфора, меди, серебра, мелкая пластика, памятные настольные медали и ордена, церковная утварь, ювелирные украшения, экслибрисы.
Кроме того, в доме Величко было собрано множество отдельных интересных антикварных вещей, характеризующих развитие искусства и культуры русского народа. Все эти бесценные сокровища собирались только с одной целью: сохранить эти памятники материальной культуры для будущих поколений.
Как настоящий патриот, В. В. Величко всей душой желал создания музея М. С. Щепкина в бывшем его доме и завещал для будущего музея свои литературные, изобразительные и вещевые собрания, касающиеся жизни и творчества великого актера. Остальные коллекции были завещаны по принадлежности различным крупнейшим литературным, художественным и историческим музеям страны.
В архиве рода Величко хранятся списки приобретенных сокровищ с 1913 по 1933 годы. Огромные листы испещрены записями, сделанные рукой врача, о совершенных покупках. Бесценная информация о предметах, находящихся в его собрании, включает название и дату покупки, с указанием цены. Он сам определил собственные интересы в следующих перечислениях:

1) книги;

2) гравюры/литографии/фотографии;

3)рисунки/картины;

4) иконы церковные, археология;

5)разный антиквариат;

6) монеты/медали.

Эта классификация указывает на приоритеты Валериана Вадимовича в коллекционировании и характеризует его, как многоуровневого собирателя. Одним словом, все, что нравилось его насмотренному глазу, всё, что «шло в его руки», гармонично занимало свое особенное место в богатейшей коллекции. Вся жизнь, врачебная и собирательская деятельность врача-коллекционера В. В. Величко оставила значительный след в культурной жизни Москвы первой половины XX века.
Часть икон, принадлежащих В. В. Величко, впоследствии перешли в коллекцию Т. А. Мавриной и её мужа Н. В. Кузьмина, также известпого советского графика.
Давая характеристику своему собранию произведений древнерусской живописи, художница с теплым чувством вспоминает, как эти иконы когда-то выглядели в квартире В. В. Величко: «Есть у пас чиновные ангелы: и в рост, и поясные. Об этих двух поясных чудесных крылатых юношах я и напишу. Я восхищалась ими много лет. Иконы висели очень высоко, под потолком, в большой комнате доктора-коллекционера В. В. Величко. Их крупные формы, большие цветовые куски напоминали Матисса и этим сплетались с современностью, моими вхутемасовскими вкусами и очень были привлекательны. Видны издалека».

Продолжатель традиций Николай Кириллович Величко

Зимой 1955—1956 года Валериан Вадимович сильно простудился у себя на даче на Николиной горе и скоропостижно умер 9 февраля 1956 года из-за отека легких. Похоронен В. В. Величко также как М. С. Щепкин на Пятницком кладбище в Москве в семейной могиле. Известно, что о судьбе своей коллекции доктор думал ещё при жизни и старался пристроить вещи из собрания в различные музеи и библиотеки Москвы. Благодаря своей страсти собирательства доктор превратил бывший дом М. С. Щепкина в настоящую сокровищницу, богатства которой было невозможно оценить. На плечи Николая Кирилловича Величко — дальнего родственника Валериана Вадимовича легла непростая задача — забота о сохранности уникального собрания и исполнение воли его создателя. Доктор сам просил о том, чтоб коллекции его, если не будет создан музей М. С. Щепкина, передали на хранение в различные музеи, где у людей появится постоянная возможность созерцать произведения искусства. В воспоминаниях А. Г. Смирнова указывается, что после кончины Валериана Вадимовича в доме появилась масса всяких мародеров, буквально кравших антиквариат. Из дома вывозили сокровища машинами.

Наибольшее собрание произведений искусства из коллекции В. В. Величко оказалось в Иркутском областном художественном музее. Если окинуть взглядом его экспозицию, то многие работы — из коллекции Величко. В разделе древнерусской живописи основное место занимают иконы, подаренные Н. К. Величко. Благодаря его дарам небольшой отдел русского искусства XVIII века стал значительно богаче. В экспозиции искусства начала XX века появилась замечательная скульптура С. Коненкова в дереве «Женский портрет».

Но самым богатым пополнением располагает отдел западноевропейского искусства. Здесь картппы неизвестного итальянского художника школы Караваджо «Три фигуры», французов Воувермана и Тройона, немца Рейнхардта и др. В числе даров И. К. Величко есть работы мастеров Китая, Яионии, Индии, Тибета, большое собрание древних монет. Им же переданы для пас альбомы гравюр русских и западноевропейских художников, а также множество разрозненных эстампов, среди них есть пробные оттиски мастеров гравюры.

В библиотеку музея от Величко поступило также множество редчайших книг и альбомов, среди них рукопись древнерусского евангелия XVI века в богатом кожаном переплете, обрамленном литыми бронзовыми украшениями по углам с цветной эмалью; уникальные немецкие, французские, итальянские и русские издания XVII—XIX веков. Они богато иллюстрированы гравюрами и литографиями известных художников.

К сожалению, немногое ещё из коллекции Величко показано в экспозиции. Дело в том, что почти все работы в плохой сохранности. Большинство картин было свернуто в рулон, покойный собиратель не оставил на них ни описей, ни карточек. Причем большая часть произведений искусства безымянны, то есть неизвестны их авторы, а на портретах — и изображения лиц.

Часть вещей мы направили для реставрации в Московское художественное училище. Но большую часть полотен восстанавливали в Иркутском филиале Всероссийского научно-реставрационного центра имени академика И. Э. Грабаря под руководством реставратора высшей категории И. И. Рубцовой. В процессе реставрации картины оживали, а мы после тщательного изучения устанавливали некоторых авторов и имена изображенных лиц.

Так поначалу большое полотно было зарегистрировано нами в инвентарной книге под названием "Неизвестный художник. «Портрет вельможи». При реставрации его на обороте, под дубляжным старым холстом, обнаружили подпись чертой краской: " Левицкий ". Во время очистки живописи от наслоений, изображение стало проясняться и у «вельможи» показались в ушах серьги, а па голове диадема.

Оказалось, что эта работа действительно принадлежит кисти известного русского мастера XVIII века Д. Г. Левицкого и называется она «Портрет Екатерины II». Удалось установить, что условно названный нами «Портрет мужчины в белом парике» принадлежит кисти Логина Захаровича Христинека и называется «Портрет русского адмирала Семена Ивановича Мордвинова» (1701—1777).

На некоторых произведениях реставраторы обнаружили подписи таких авторов, как В. Боровиковский, О. Кипренский, Ф. Рокотов, В. Тропинин и др. Но подлинность этого авторства ещё нуждается в уточнении. В числе подарков Величко обилие портретов неизвестных лиц, здесь есть штатские люди, но много и военных различных рангов и положений. Кто эти безымянные лица? Некоторых из них удалось опознать.

Жил в Москве редкий специалист — Александр Михайлович Горшман, который по костюмам и орденам определял не только точную датировку создания произведения, но и устанавливал личность изображенного. Так из 30 отправленных ему портретов он открыл имена генерал-лейтенанта А. П. Гаве (1765—1839), почетного члена и президента Российской Академии наук С. С. Уварова (1786—1855), лейб-окулиста И. И. Тихомирова (1837—1907), действительного статского советпика Н. И. Кусова и др.

Александр Михайлович Горшман, охотно откликнувшийся на нашу просьбу, бескорыстно продолжал свою работу. Много работ неизвестных авторов среди картин западноевропейских живописцев. Но эти произведения, по нашему мнению, высокого художественного уровня, и специалисты в будущем, вероятно, откроют среди них имена известных мастеров кисти.

В декабре 1980 года общественность нашей страны отмечала 90-летие со дня рождения выдающегося иллюстратора, заслуженного деятеля искусств РСФСР, члена-корреспондента Академии художеств СССР Николая Васильевича Кузьмина. Этот художник был близок к Валериану Вадимовичу Величко.

В знак уважения и признательности за врачебные услуги Кузьмин дарил Величко свои акварели, иллюстрации к произведениям А. Пушкина, Н. Гоголя, И. Тургенева, А. Франса, Э. Золя, О Бальзака и др. А уже позднее, после смерти доктора, его племянник Николай Кириллович передал все это Иркутскому художественному музею.

На основе рисунков И. В. Кузьмина, к 90-летию со дня рождения, мы организовали, как уже было сказано, персональную юбилейную выставку, состоящую из 37 произведений художника. Узнав об этом, Николай Кириллович дополнительно прислал ещё 15 работ юбиляра и 34 произведения Татьяны Алексеевны Мавриной, жены Кузьмина, также известной и талантливой художницы, иллюстратора детских книг. В январе 1981 года мы значительно расширили выставку Кузьмина, дополнив её новыми рисунками и произведениями Т. А. Мавриной.

А после закрытия выставки Н. В. Кузьмина и Т. А. Мавриной от Николая Кирилловича в дар Иркутскому музею поступило ещё шесть икон XVI и XVIII веков.

Николай Кириллович подарил Иркутскому музею свыше тысячи произведений живописи, скульптуры, графики и предметов декоративного творчества мастеров русского, западноевропейского и восточного искусства Многие из них принадлежат известным художникам, но по-прежнему есть много работ, авторы которых до сих пор не выяснены. Работникам художественного музея предстоит серьезная работа, которая эаймет, вероятно, многие годы.

В начале 1983 года мы получили письмо от Николая Кирилловича, в котором он сообщал о том, что может «подарить Иркутску ещё кое-что». И в апреле 1983 года в музее появились новые дары Величко — восемь икон. Подобных творений но встретишь, пожалуй, не только в собрании нашего, но и других крупных музеев страны. Мы стали обладателями четырёх икон Афонской школы XVI—XVII веков. Особо ценной является «Богоматерь на престоле в окружении святых», принадлежит она Византийской школе XIV века.

Помимо икон зарубежных школ и двух русских миниатюр XVI века, двустороннего письма (Октябрь и Декабрь), поступила также редкая по своему содержанию икона «Казанские мученики Гурий и Варсонфий» XVII века. Список музеев, в котором хранятся осколки из собрания В. В. Величко:

Примечания

Ссылки

  • Иконописная коллекция В. В. Величко
  • Выставка в Ростовском Кремле даров В. В. Величко — нумизматика
  • Дом В. В. Величко
  • Серебро из коллекции Величко
  • Выставка «Меценаты и коллекционеры»

Валериан Вадимович Величко.